Скачать мобильную версию журнала «За Русский Народ»

Мир как комикс

ПОДСТРЕКАТЕЛИ

Чтобы понять превратности американской внешней политики, необходимо учитывать предшествующую часть американской истории.

В 1918 году американским финансовым кругам не требовалось иных причин, для того чтобы развязать войну против коммунизма, кроме угрозы их богатствам и привилегиям — правда, их враждебность тогда выражалась лишь в терминах морального негодования.

В период между двумя мировыми войнами американская «дипломатия канонерок» действовала в Карибском море, чтобы сделать это «американское озеро» безопасным для американских компаний и одновременно предупредить большевистскую угрозу, выраженную в действиях таких людей, как никарагуанский повстанец Аугусто Сандино.

 

К концу Второй мировой войны каждый американец старше 40 лет прожил приблизительно 25 лет в условиях облучения антикоммунистической истерией — период, достаточный для развития злокачественных образований. Антикоммунизм породил собственную модель жизни, независимую от ее капиталистического «родителя».

Вашингтонские политики и дипломаты средних лет в послевоенный период все чаще и чаще рассматривали весь мир как состоящий из «коммунистов» и «антикоммунистов», а не из наций, движений или отдельных индивидуумов.

Это видение мира, похожее на комикс с праведными американскими суперменами, борющимися везде со вселенским злом, превратилось из циничных пропагандистских упражнений в моральный долг американской внешней политики. 

ПОДМЕНА ПОНЯТИЙ

Американская пропаганда совершила подлог: сделала известное слово «коммунист» синонимом слова «русский». В результате на русских были свалены и преступления большевиков, и сталинские репрессии, и «экспорт революций» в развивающиеся страны.

Американскую общественность основательно натренировали, чтобы она реагировала на слово «русский» на уровне условного рефлекса, словно «собака Павлова», то есть «хватаясь за пистолет».

Что интересно, происками коммунистов (русских) объяснялась любая борьба с американским неоколониализмом. Среди «коммунистов» мог быть и филиппинский крестьянин, и законно избранный премьер-министр в Британской Гвиане, и европейский интеллектуал.

Среди «красных» мог оказаться камбоджийский сторонник «третьего пути» или африканский националист. Все они тут же становились частью «заговора русских», если оказывались угрозой американским интересам.

Любая страна, даже маленькая, очень бедная или расположенная слишком далеко, все равно представляла угрозу, причем «коммунистическую угрозу».

Началась «охота на ведьм», которая продолжается до наших дней. Все, кто не хочет стоять на коленях перед американской политической элитой, объявляются «русскими агентами» и подвергаются травле. Более того, в самих США десятки тысяч совершенно ни в чем не виновных людей стали жертвами такой травли.

МИФЫ О КГБ

Огромное значение в этой бредовой картине мира имело присутствие миллионов агентов советского КГБ во всех странах мира. В США обывателей убеждали в том, что русская разведка следит практически за каждой американской семьей.

Часто озвучивалось утверждение, что ЦРУ выполняет свои грязные трюки в основном как ответ на операции КГБ, которые были «еще более грязными».

Это чистейший обман. Бывший сотрудник ЦРУ Джон Стоквелл написал: «На самом деле в ходе большинства рутинных операций оперативные сотрудники больше опасались американского посла и его сотрудников, сдерживающих действия штаба, и еще любопытных, сплетничающих местных жителей, которые могли стать угрозой для операций. Тогда прибыла бы местная полиция, за ней и пресса. Последними из всех было КГБ, за мои 12 лет службы я никогда не видел или не слышал о ситуации, в которую бы КГБ вмешивался или затруднял какую-либо операцию ЦРУ».

ТРИ ПРИЧИНЫ ДЛЯ АТАКИ

Что же тогда связывало различные объекты американской агрессии, что вызывало гнев, а то и грохот пушек самой могущественной страны в мире?

Фактически в каждом из случаев, касающихся стран третьего мира, была в той или иной форме политика «самоопределения»: желание, рожденное необходимостью и принципом следовать независимым от целей внешней политики США путем развития. Обычно это прослеживалось в:

а) стремлении освободить себя от экономической и политической зависимости от США;

б) отказе свести на нет отношения с социалистическим блоком, отказе от подавления «левых» у себя дома или отказе от размещения американских военных баз на своей территории — короче говоря, отказе быть пешкой в холодной войне;

в) попытке переделать или заменить правительство, которое не придерживалось ни одного из этих направлений, правительством, поддерживаемым Америкой.

Такая политика независимости проявлялась в деятельности многочисленных лидеров и революционеров третьего мира, при этом на нее нельзя навешивать ярлык «прокоммунистической» или «антиамериканской», их позиция была простым проявлением нейтралитета или неприсоединения к той или иной сверхдержаве.

Однако США не были готовы мириться с таким положением вещей. Арбенс в Гватемале, Мосаддык в Иране, Сукарно в Индонезии, Нкрума в Гане, Джаган в Британской Гвиане, Сианук в Камбодже...— все они, настаивал Дядя Сэм, должны однозначно занять сторону «свободного мира» или ответить за последствия отказа.

ОБЫКНОВЕННЫЙ РАСИЗМ

Случай отказа от присоединения к западному лагерю Нкрума описал следующим образом: «Суть эксперимента, который мы предприняли в Гане, состоял в том, чтобы развивать страну, сотрудничая со всем миром как единым целым. Неприсоединение означало именно то, что и должно означать это слово. По сравнению с правительствами старых колониальных держав мы не были враждебны странам социалистического мира. Следует напомнить, что в то время как у себя дома британская метрополия следовала курсу сосуществования с Советским Союзом, британским колониальным территориям никогда это не позволялось делать. 

Книги по социализму, которые публиковались и находились в свободном доступе в Великобритании, были запрещены в британской колониальной империи, и после того как Гана стала независимой, за границей предполагали, что страна продолжит следовать тем же самым сдерживающим идеологическим методам. Когда же мы повели себя так же, как и британцы в отношениях с социалистическими странами, нас обвинили в том, что мы ведем просоветский курс и несем самые опасные идеи в Африку».

 

 

Это напоминает о событиях Американского юга XIX столетия, когда множество белых жителей южных штатов были обижены до глубины души, что такое большое количество их темнокожих рабов сбежало в ходе Гражданской войны на сторону северян. Они действительно полагали, что черные должны быть благодарны за все то, что их белые хозяева сделали для них, и что они были счастливы и довольны своей судьбой.

ТИРАНИЯ ПОРОЖДАЕТ ТИРАНОВ

Почему-то западные СМИ, славя вмешательство Вашингтона в «революционные процессы» третьего мира, не замечают такой парадокс: зачем Соединенным Штатам, если они борются за демократию, поддерживать самые жестокие на планете режимы вроде арабских монархий?

 

 

А ответ прост: тирания Соединенных Штатов не может не порождать тирании. Правда, те порой начинают кусать породившую их страну, как это случилось с «Исламским государством» (ИГИЛ).

И вполне вероятен такой поворот: взращенный американцами на обломках разрушенного ими государства режим, заполучив ядер- ные боеприпасы, первым делом взорвет часть из них именно на территории США.

Еще больше острых и увлекательных статей на нашем канале в Яндекс.Дзен!

https://zen.yandex.ru/id/5c9e02b433e1f100b3a890ce